«Отдых в Крыму — сродни пользованию краденой вещью» — Разом!

«Отдых в Крыму — сродни пользованию краденой вещью»

На минувшей неделе гостьей запорожского информационного центра «РОЗВИТОК» стала координатор запорожского офиса «КрымСOС» Наталья (фамилию и фото мы не предоставляем из соображений безопасности). Общение состоялось накануне объявления обвинительного приговора Ахтему Чийгозу, заместителю главы Меджлиса крымскотатарского народа — своими репрессиями «власти» Крыма сами же постоянно напоминают и о самом факте аннексии, и о патриотах Украины, живущих на полуострове.

С Натальей мы обсудили положение дел в Крыму, отдых украинцев на полуострове, жизнь переселенцев и работу «КрымСOС».

В беседе с Анастасией Перепелицей мы выяснили, каков состав переселенцев в Запорожской области. Есть ли существенные различия в этом вопросе между внутренне перемещенными лицами (ВПЛ) с Донбасса и из Крыма?

— По возрасту, полу, социальному статусу различий мало. Одно из отличий: среди выехавших из Крыма намного меньше пожилых людей и людей с ограниченными возможностями. На то есть разные причины. Кто-то из пожилых крымчан принял оккупацию как нормальное явление; кто-то оккупацию не принял, но не посчитал нужным уезжать…

Я знаю многих земляков, которые говорят: «Я построил здесь свой дом не для того, чтобы отдать его оккупанту и убежать».

Пожилым людям по состоянию здоровья тяжело уезжать с насиженного места. Поэтому если нет угрозы жизни и здоровью, как на Донбассе, крымские пенсионеры естественно остались.

— Бытует мнение, что крымчане-переселенцы — исключительно патриоты, покинувшие полуостров по идейным соображениям, тогда как среди ВПЛ с Донбасса распространены разные политические взгляды и разная мотивация к переезду…

— Во-первых, нельзя сравнивать травматический опыт переселенцев с Донбасса и крымчан. У них очень разная история принятия решений о переселении. Говорю по своему опыту общения: дончане и луганчане уезжали в первую очередь от прямой опасности. То есть: если я сегодня не уеду, завтра меня может не быть, потому что в дом попадёт снаряд. Для многих крымчан переезд был ценностным выбором: они не признали власть оккупанта и понимали, что оставаясь не смогут высказывать своё мнение, будут жить в постоянной опасности, которая угрожает тебе за твои взгляды. Напомню, люди в Крыму попадают под суд за свои взгляды, пропадали без вести и продолжают пропадать…

В то же время есть такая категория людей, которые вне национальности, вне государств. «Где тепло, там и родина». Они выехали из Крыма просто потому, что в Украине (при украинском законодательстве, в украинском обществе) им жить привычно, выгодно, комфортно. Есть люди, которые выезжали исходя из здравого смысла и, можно сказать, холодного расчёта: чтобы их дети получили полноценное образование и диплом, который будет признан в мире. Ведь документы крымских учебных заведений могут признать только в России… А Россия — далеко не страна мечты, с которой молодые люди связывают своё будущее.

Много разных причин, почему уезжают и почему остаются. И патриотов Украины — гораздо больше, чем может показаться, что в Крыму, что на неподконтрольных территориях Донбасса

— У нас сейчас эпоха телевизионных и «диванных» экспертов. Скажите как человек, который жил в Крыму и лучше знает о нынешней ситуации на полуострове, что там сейчас происходит на бытовом уровне, в жизни людей?

— Люди начинают трезветь. Многие крымчане в 2014-м осознавали, что Крым присоединен к России незаконно, но закрывали на это глаза, надеясь на улучшение своей жизни — что Россия всех обеспечит. Первое семя сомнений было у людей уже через полгода — я тогда приезжала на полуостров зимой 2014-2015 годов. После этого осознание произошедшего только распространялось.

«Оказалось», что сложно переходить из одного правового поля в другое: администрации, ЖЭКи, образование, страхование — всё это заработало по новым правилам, как правило, не знакомым крымчанам, так как они всё-таки 23 года прожили в украинском правовом поле, по украинским законам и с украинской системой власти.

Новой стала система начисления пенсий, отчего многие не получат тот размер пенсии, на который могли рассчитывать в Украине. Тому, кто ушёл на пенсию в украинском Крыму, выплаты просто проиндексировали, а людям, уходящим на пенсию уже при оккупационной власти, пенсии считают по-новому, по российским законам. Разница даже между людьми с одинаковым стажем, с одинаковыми категориями и т. д. получается существенная. Для примера: педагог, ушедший на пенсию 7-8 лет назад, сейчас получает 13-15 тысяч рублей, педагог, ушедший на пенсию сейчас — 7-8 тысяч рублей. Безусловно, нынешнего «российского» пенсионера такая ситуация разочаровывает.

Говорят, что в 2014-м году в Крыму победил телевизор. Да, победил, потому что холодильник был забит украинскими относительно недорогими и качественными продуктами. На сытый желудок легко рассуждать о «русском мире» и «России-матушке». Теперь же под угрозой базовые потребности людей — питание, питьевая вода, безопасность…

Люди, которые привыкли, что в Сети можно заказать всё что угодно, теперь тоже в тупике: в интернет-магазине нельзя выбрать регион доставки «Крым, Российская Федерация». Как быть?
Это бытовые мелочи, но именно из них складывается жизнь.

— В России в целом проблемы с соблюдением прав человека, в частности принципов свободы слова и свободы собраний. Но в некоторых регионах проблема стоит особенно остро: на Кавказе действия местной власти и силовиков напоминают «зачистку» территории от инакомыслящих (как реальных террористов, так и религиозных деятелей или оппозиционеров). Ситуация в Крыму больше похожа на общероссийскую, или на ситуацию в «особых» регионах?

— Я бы вообще нынешний Крым сравнила с несколькими кальками, снятыми с разных регионов России. По экономической ситуации, например, Крым приближается к какой-нибудь Калужской области, а по противодействию инакомыслящим — да, семимильными шагами к Северному Кавказу.

— В «запорожских интернетах» недавно разгорелись горячие споры вокруг желания местной благотворительной организации отвезти группу детей на отдых в Крым. Какой была Ваша реакция?

— Я могу понять людей, которые едут на полуостров проведать родственников. И можно понять, когда, например, мать берёт с собой своего (!) ребёнка в гости к бабушке, а заодно и сводит его на море.

Однако целенаправленная организованная поездка на отдых в Крым, по моему мнению, равнозначна покупке краденого или пользования краденым.

Этот аргумент перевешивает любые доводы о красотах Крыма, «привычном месте отдыха» и т. д. Пользоваться краденым аморально, даже если вам эта вещь «нравится», «идёт», «поднимает настроение».

Везти или отправлять на отдых в Крым чужих детей, особенно детей, лишённых родительской опеки, не способных принимать самостоятельные решения — это значит, во-первых, показывать им плохой пример, как пользоваться ворованным, не обращая внимания ни на что; во-вторых, подвергать этих детей лишним рискам. Мы же не знаем, как и для каких политических провокаций может быть использован даже сам факт организованного приезда украинских детей в Крым.

— С чего начиналась организация «КрымСOС» и каковы приоритеты сегодня, когда поток переселенцев намного уменьшился?

— «КрымСOС» как волонтёрская группа начал работу в первый же день оккупации Крыма. Алим Алиев, Севгиль Мусаева и Тамила Ташева создали «горячую линию», помогающую крымчанам сориентироваться в ситуации, получить помощь, выехать с полуострова.


Скажу за себя: в начале оккупации Крыма было очень страшно. В ночь с 26 на 27 февраля 2014 года прямо над моим домом пролетали первые российские транспортные самолёты. Каждые 15-30 минут. Летели очень низко — как в кино, где прямо над головой героя пролетает самолёт. Крымчане это видели, но были дезориентированы, не могли понять, что происходит — созванивались, писали в соцсетях. В ответ на эти сигналы и была создана эта инициатива. Впоследствии «КрымСOС» помог выехать с полуострова военным, их семьям, активистам Евромайдана, которых — задержись они на день-два — могли арестовать, похитить, убить.

Из этой гражданской инициативы выросла организация — партнер Агентства ООН по делам беженцев. Сейчас «КрымСOС» занимается правозащитными адвокаси-кампаниями, участвует в разработке проектов законов о переселенцах или оккупированных территориях, оказывает социальную и юридическую помощь (в том числе и в судах), не оставлены без внимания и события, происходящие в Крыму (незаконные аресты, обыски, нарушение прав человека и многое другое). Конечно, по-прежнему «КрымСOС» может скоординировать тех, кто хочет переселиться из Крыма и зоны АТО.

— Представим, что наше интервью читает крымчанин, который хочет перебраться в Украину. Каков его план действий?

crimeaSOS— Проще всего — обратиться на «горячие линии» «КрымСOС» — там обязательно помогут и подскажут. Если такой возможности нет, то посоветовала бы перед отъездом изучить законодательную базу. По крайней мере, чтобы без проблем пересечь линию между Крымом и материковой Украиной. Когда человек доберётся до нужного ему населённого пункта, следует обратиться в местный орган соцзащиты (в Запорожье, например, они работают при районных администрациях) — и получить там справку переселенца. Далее — в те органы самоуправления, куда необходимо: если нужно устроить детей в детсад — в органы образования и науки, стать на воинский учёт — в военкомат и т. д. Обращаю внимание ещё раз: жители Крыма и так называемых «отдельных районов Донецкой и Луганской областей» — граждане Украины с такими же, как у всех правами и обязанностями. А значит и они имеют право на образование, соцзащиту, медицинское обслуживание.

К сожалению, этим летом прекратил свою работу региональный штаб по вопросам социального обеспечения граждан, перемещающихся с оккупированной территории и зоны проведения АТО при ГСЧС. Штаб делал очень много полезной и важной работы, а главное — был центром, куда переселенец мог уверенно обратиться за помощью. Особая моя личная благодарность руководителю этого штаба в Запорожье Николаю Голованю. Спасатель по зову души! Решал многие проблемы, которые по своим должностным обязанностям решать не должен был.

— Снова актуален вопрос о возможном признании ОРДЛО оккупированными территориями по примеру Крыма. Стоит ли это делать?

— В ситуации с Крымом есть важное отличие: так или иначе Россия признала себя оккупантом, признала, что приняла Крым под свою юрисдикцию. Согласно международному законодательству страна-оккупант берёт на себя ответственность за территорию, в том числе, например, по социальному обеспечению. С Донбассом ситуация иная. Россия не признаёт себя ни оккупантом, ни участницей конфликта. Даже акцентирует внимание на том, что Донбасс — это Украина! Поэтому рискуем, во-первых, признать оккупацию без определённого оккупанта, во-вторых, спровоцировать гуманитарную катастрофу. Пока неподконтрольная территория имеет статус зоны АТО, туда ездят международные гуманитарные миссии, какая-то помощь, есть возможность сравнительно легко пересекать линию разграничения. Если эта территория будет признана оккупированной, это перекроет доступ для гуманитарной помощи или значительно усложнит его, а также и усложнит выезд наших сограждан. Хотя закон и определённый статус для ОРДЛО, конечно, уже необходимы.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*