«Политики сейчас стоят перед выбором: быть востребованными на ближайших выборах или быть настоящими патриотами. Они выбирают быть востребованными» (часть 1) — Разом!

«Политики сейчас стоят перед выбором: быть востребованными на ближайших выборах или быть настоящими патриотами. Они выбирают быть востребованными» (часть 1)

Аскад Ашурбеков

Политики и народ в Украине продолжают отдаляться друг от друга, желание получать сиюминутные политические дивиденды только усугубляют ситуацию. Эту проблему, а также актуальные политические события в Украине и Запорожье, политическое образование и информационную «гигиену» украинцев, отсутствие крепкой местной элиты с запорожскими журналистами в информцентре «РОЗВИТОК» обсудил кандидат социологических наук, политический эскперт, руководитель Independent Researching Group Аскад Ашурбеков.

— Цитата из свежей Вашей статьи: «Разрыв связи между политической сферой и населением. Фактически население все больше отдаляется от процессов участия в политике, что будет приводить к накоплению негатива по отношению ко всему властному и политическому институту. Последствия этого не сложно предугадать…». Как этот «разрыв» проявляется?

— Дистанцирование элит и населения продолжается весь период независимости. Распад СССР, возможно, ненадолго консолидировал народ и правящую верхушку в желании добиться независимости. Но сейчас политики функционируют в одной нормативной и этической системе, население — в другой. К народу применяются нормы, законы, правила. К политикам же эти нормы, законы и правила применяются не так жёстко и систематично. К тому же это происходит на фоне участия политиков в коррупционных, криминальных скандалах. В итоге происходит дискредитация всего политического института. Доверие к нему падает. Люди не видят в политическом классе людей, которые их интересы защищают или представляют. Поэтому рядовые граждане больше надеются на себя, свое окружение и свою семью. Но вместе с тем перестают верить в нормативную систему всей страны. Люди задаются резонным вопросом: Если политики нарушают, значит можно нарушать и мне? Поэтому мы видим, что не только в политическом классе растёт коррупция, преступность, другие негативные явления.

— Действия Саакашвили и действия против Саакашвили — одни из проявлений этого процесса? И каков выход из сложившейся ситуации с бывшим одесским губернатором?

Аскад Ашурбеков
Аскад Ашурбеков

— Действительно произошедшее с пересечением границы показало, что в государстве нет верховенства права и единых для всех норм. Можно по-разному относиться к Саакашвили, но если мы строим правовое государство, то и нормы нужно соблюдать.

Сейчас у власти положение цугцванга. Этот шахматный термин сейчас часто используют в политике — он означает, что каждый возможный ход будет только ухудшать положение. Намного ранее были запущены многие политические процессы, из которых теперь так просто не выйти. Поэтому над решением ситуации с Михаилом Саакашвили нужно думать и думать.

Действующий политический класс, руководство государства не смогло найти иной метод, кроме как выставить против Саакашвили этот барьер. Это сработало бы 5 или 10 лет назад, не работает сейчас — общество это показало. Нужно понимать, что после Революции Достоинства мы живём в новой системе координат, где гражданская инициатива очень сильна — и её непросто успокоить или усмирить.

А путь из этой ситуации один: диалог и компромисс. И, конечно, нужен новый общественный договор: как политиков между собой, так и между политиками и населением. Признать: всё, что было раньше, прошло, но всё это было для того, чтобы сейчас строить свободную страну и быть равными перед новыми установленными нормами. Это, конечно, звучит достаточно утопично, поэтому мы будем и дальше сталкиваться с такими ситуациями.

— Допускаете ли Вы, что сложившаяся на сегодня ситуация «вокруг» Саакашвили устраивает всех в политике? Он находится в стране и имеет возможность агитировать и критиковать, при этом «отодвинут» от избирательного процесса; у оппозиции теперь есть повод для борьбы, у власти есть повод для борьбы с оппозицией…

Аскад Ашурбеков
Аскад Ашурбеков

— Эта недавняя активность может превратиться в новое политическое движение, которое также может рассчитывать на большое количество сторонников из оппозиционного лагеря. В свою очередь это движение может проявить себя на следующих выборах или вызвать новые социально-политические волнения. Однако, может получиться ситуация, когда через одну-две недели пиар-эффект пройдет и вся его активность закончится ничем. Высока вероятность и того, и другого.

С юридической точки зрения Михаил Саакашвили и так не смог бы принимать участие в выборах. Но он может стать консолидирующей фигурой для оппозиции. Он показал, что с системой, которая есть сейчас, можно бороться, можно её выводить из баланса. Потому что до недавних событий складывалось впечатление, что все значимые события — под полным контролем Банковой.

Я думаю, что в течение недели-двух мы увидим, насколько это Саакашвили удалось. Маркерами, что система вышла из баланса, могут быть: выходы нардепов из фракции БПП, публичная поддержка Саакашвили со стороны нынешних провластных политиков…

В выигрыше в той ли иной степени оказались оппозиционные силы: от Тимошенко и Наливайченко до «Оппозиционного блока». Но также в выигрыше БПП с президентом. Теперь они имеют карт-бланш от большой группы украинских граждан, которые восприняли события на границе как попрание украинской государственности. И для них сейчас фактически Порошенко стоит на защите украинской государственности. Президент консолидировал «государственников».

То есть оба лагеря «выжали» себе политические дивиденды после произошедшего. Но, к сожалению, произошла ещё большая поляризация общества, ещё больший разворот от консолидации общества.

Было бы отлично, если бы политические партии «разделяли» общество своими политическими и экономическими программами: «мы — за социальное государство, а вы — за либеральную экономику». В конце концов это было бы «разделение» на пользу Украине. Наши политики так не умеют — и играют по-крупному, обращаясь к самым больным и острым темам: языковым, этническим, региональным.

— «Прорыв» Саакашвили и попытки заблокировать его, как и многие другие политические события в Украине, массово сопровождались «работой» интернет-ботов, лидеров общественного мнения в Сети, блогеров. Будет ли информационная составляющая политического противостояния смещаться в Сеть?

Аскад Ашурбеков
Аскад Ашурбеков

— Тенденции таковы, что большая часть информационных процессов действительно переместится в интернет даже из ТВ. Мы могли это видеть по примеру президентских выборов в США — там соцсетям, сегментации в них сторонников и противников уделяется большое внимание в ходе кампаний.

Но интернет имеет ряд особенностей: обезличенность, а значит меньше ответственности, как следствие — возможность высказывать более радикальные взгляды. Люди в Сети могут призывать к криминальным действиям… и при этом хочу отметить, набирают много «лайков», их поведение и призывы поддерживаются пользователями! Возможность «безнаказанно» проявлять агрессию в Сети, легко превращается в агрессию в реальной жизни.

Насколько люди доверяют информации из интернета? Полагаю, меньше, чем родственникам, друзьям, знакомым. Но ненамного меньше, чем ТВ или газетам.

В украинском обществе совершенно нет информационной гигиены: пользователи не смотрят на бренд источника информации, можно ли ему доверять. Смотрят заголовок — если он эмоционально «цепляет», транслируют дальше, зачастую не читая сам материал.

— В Германии действует Федеральное агентство по политическому образованию или просвещению, которое без агитации ведёт разъяснительную работу о политических системах, взглядах, идеологиях, при этом старается сигнализировать об экстремистских движениях или идеях. Оправдано ли создание такого госоргана в Украине и не превратится ли он в «политическую полицию»?

— К сожалению, как раз сомнение, не превратится ли подобная инициатива в «политическую полицию» в нашем случае определяющее… Вообще же политическое образование населения — краеугольный для Украины вопрос. Победы популистов на выборах, качество парламента, качество местных советов говорят о том, что выбор зачастую делается не на основе прагматичных мотивов и программных документов, а на основе эмоций и ничем не подкреплённых ожиданий. Эту ситуацию необходимо исправлять. Этим должен заниматься третий сектор, то есть гражданское общество, и как ни странно государство. Потому что государство заинтересовано в существовании разнообразия партий, но не заинтересовано, чтобы к власти пришли партии, которые это государство разрушат.

Пока мы не видим системной просветительской работы ни от политпартий, ни от государства. Третий сектор более активен, но этого не достаточно, чтобы сформировать тренд на прагматизм и рациональный выбор. Отсюда видим политический класс, который подкупает избирателей, апеллирует к нереализуемым обещаниям… Вспомним, как на последних местных выборах многие партии обещали остановить АТО, сформировать профессиональную армию, повысить зарплаты… То есть обещали всё то, что не лежит в сфере компетенции местных советов или мэрии.

Во второй части интервью Аскад Ашурбеков ответит на вопросы о возможности украинского избирателя делать прагматичный выбор уже сейчас, о причинах успеха «Народного фронта» и провала прошлых политических проектов, о портрете запорожского избирателя и запорожской политической элите…

1 Trackbacks & Pingbacks

  1. «Политики сейчас стоят перед выбором: быть востребованными на ближайших выборах или быть настоящими патриотами. Они выбирают быть востреб

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*