«Если ограничивать выбор горожан, они всегда будут соглашаться на строительство фонтана, чёртового колеса или памятника Богоматери» — Разом!

«Если ограничивать выбор горожан, они всегда будут соглашаться на строительство фонтана, чёртового колеса или памятника Богоматери»

Алексей Добряков

Внешний облик города, его удобство для горожан — вопросы, которые касаются каждого жителя. Но редко оказываются приоритетом для городской власти и общественных активистов. Организация «Свідоме місто» — одна из движущих сил урбанистических преобразований в Запорожье. Сейчас, например, команда взяла на себя разработку дизайн-кода города. Глава организации Алексей Добряков в запорожском информцентре «РОЗВИТОК» рассказал о системных подходах к обустройству города, дизайн-коде, преимуществах велотранспорта и работе помощником депутата Запорожского городского совета.

— Алексей, Ваше любимое место в Запорожье с эстетической точки зрения? Естественно, имеем в виду общественное пространство.

— Хортица. Всё. Островок относительно девственной природы, которая может чем-то порадовать. Центр притяжения, центр силы, который пока ещё не совсем испорчен. Возможно, ещё «Дубовая роща» — и то частично. К сожалению, никакие другие общественные пространства не могу назвать лично для меня комфортными или приятными.

— Как и почему возникла организация «Свідоме місто»?

Алексей Добряков
Алексей Добряков

— «Свідоме місто» — организация, которая продвигает урбанистические проекты, проекты, связанные с общественными пространствами. Сейчас наша основная задача — образование. Потому что сейчас люди не понимают, как должно выглядеть общественное пространство, какими этапами оно должно создаваться. Это не просто вопрос красоты или отсутствия красоты — это вопрос системного конструктивного подхода.

Рассмотрим на примере реконструкции парка «Дубовая роща». Кто-то из запорожской мэрии пошёл к своему знакомому архитектору и сказал: «Давай «запилим» проект на «стопицот» миллионов гривен. По нему сделаем за три года парк. Сможешь нарисовать?». «Смог»: миллион колонн, огромный «зелёный театр» на несколько тысяч человек.

Они выкладывают этот проект, проводят какие-то «общественные слушания», говорят, что собирали обратную связь на сайте «Дубовки». Мы заходим и видим там вопросы уровня «Хотите ли Вы турник в парке?», «Хотите ли Вы домик для птичек?»… Это вопросы первоклассника!

Мы говорим: так дела не делаются. Нужно написать нормальное техническое задание, собрать нормальную обратную связь. Нет концептуального подхода к объекту, не идёт сбор у местных жителей мнений. Чистых мнений. «Вы хотите А или Б?» — неправильно, правильно — «Чего вы хотите?».

Дальше на основе техзадания должен быть конкурс. О конкурсе мы узнали, когда он уже прошёл и были выбраны победители. Итоги конкурса публикуются не в интернете, где с ними мог бы ознакомиться любой горожанин, а на стенде в самой «Дубовке». Впоследствии я полтора месяца потратил на получение конкурсных проектов, «вытягивали» депутатскими запросами.

Так вот, в Запорожье вовлечения местных жителей в эти процессы нет ни на одном проекте.

На месте, где был когда-то «памятник Фантомасу» (памятник «Тревожная молодость», демонтированный в рамках декоммунизации, — прим. ред.), теперь запланирована установка памятника «чернобыльцам», уже презентовали проект. Видимо, мэр что-то «чернобыльцам» пообещал, и я понимаю, что им, возможно, нужен этот памятник. Но почему опять не спрашивают у горожан, каким этот памятник должен быть, нужен ли он вообще за заявленные 12 миллионов гривен? Может быть, горожане хотят эти деньги потратить по-другому. Например, пересчитать трафик на светофорах, чтобы они нормально работали, потому что он не пересчитывался с 1988 года…

Но коммуникации городской администрации с горожанами нет.

— В вопросах, связанных с архитектурой, урбанистикой, городской инфраструктурой, дизайном распространены два мнения: «Жителям виднее» (значит надо проводить опросы) и «Профессионалам виднее, потому что жители в проблеме не разбираются» (жителям надо рассказать, как должно быть). Оба эти мнения, кажется, имеют право на жизнь, но как же их «примирить» между собой?

Алексей Добряков
Алексей Добряков

— Оба они имеют право на существование… и оба неправильные. Потому что, например, в первом случае получаем суперпартиципацию («партиципация» в данном случае означает участие населения в городских преобразованиях, «суперпартиципация» соответственно — чрезмерную вовлечённость населения в процессы, потакание пожеланиям горожан — прим. ред.), и как следствие — банальные идеи и предложения. Большинство украинцев (около 70% — прим. ред.) никогда не были за пределами страны, многие никогда не были даже за пределами области. Откуда взяться концептуально новым идеям?

Поэтому нужно собрать ответы людей на открытый вопрос, чего они в принципе хотят: комфорт; тень; места, где можно поесть-попить; больше мусорок… Не нужно их ограничивать вариантами. Потому что если ограничивать выбор горожан какими-то вариантами, то они всегда будут хотеть фонтан, чёртово колесо или памятник Богоматери (все эти объекты в своё время были предложены в качестве замены памятнику Ленина — и даже были рассмотрены на сессии городского совета. Интересно, что в онлайн-опросах едва ли не любой из проектов действительно получал большую поддержку горожан — прим. ред.).

После того, как мнения людей собраны и обобщены, нужно написать техническое задание и объявить конкурс — и вот уже на конкурсе дизайнеры и другие профессионалы будут предлагать свои варианты решения в виде проектов, а конкурсная комиссия будет проекты оценивать. Естественно, логично было бы включать в эту комиссию представителей общественности, организаций с соответствующим профилем работы, как у нас, например. Но нас в эту комиссию, конечно, никто не возьмёт.

— Как ваша команда пришла к разработке дизайн-кода города? На каком этапе этот процесс?

— Мысль об этом возникала уже давно. Потому что это вещь нужная, но в её создании нет ничего сложного, ничего фантастического. Более того, дизайн-код есть уже у многих украинских городов: успешно применяется во Львове и Ивано-Франковске, есть у Киева, хотя по Киеву этого пока не скажешь…

Дизайн-код, стандартизация оформления вывесок, может сделать город привлекательным, в том числе и для коммерческих заведений. Сейчас, если я хочу открыть свой магазин рядом с другими, я вынужден сделать вывеску больше, чем у моих конкурентов — и никто не вправе мне это запретить. В итоге получается визуальный шум — и человек не может понять, где нужный ему магазин. От этого страдают фасады зданий, турист не может насладиться архитектурой Соцгорода, Старого города, «сталинскими» домами в центре.

Студентки-дизайнеры предложили своими силами разработать дизайн-код, сфотографировать фасады зданий — и с помощью «фотошопа» показать, как новые вывески, сделанные по дизайн-коду, могли бы выглядеть в реальной обстановке.

Мы изначально договорились с департаментом туризма и культуры города, которые этот проект поддержали, заммэра Пустоваров подключился и сказал, что поддержит и будет содействовать. Наша задача — разработать дизайн-код и предоставить его мэрии. Дальше уже вопрос к ней, как он будет утверждён. Когда это произойдёт, потребуется ещё год-два тяжелого процесса партисипации и общения с владельцами бизнеса: им нужно будет объяснить, какие дизайн-код принесёт выгоды.

— Вы — велоактивист, сами пользуетесь этим видом транспорта и отстаиваете развитие велоинфраструктуры в Запорожье. В последние годы, кажется, велосипедистов в городе стало больше, но велоактивистов, сознательных владельцев этого транспорта больше не стало. Так ли это, по-Вашему?

Алексей Добряков
Алексей Добряков

— Становится больше и тех, и других. Только активистов нужно «выращивать». Кто этим должен заниматься? Более сознательные активисты. Одни активисты должны «выращивать», образовывать, продвигать других, новых. Но у первых не всегда хватает профессионализма и времени. Это работа с людьми, поэтому сложный процесс. Новый человек приходит на одно мероприятие, спрашивает, что нужно делать… и на второе мероприятие уже не появляется. Или берётся за что-то, делает по-своему, получает негативную обратную связь — и естественно теряет мотивацию для продолжения деятельности.

Вообще у людей весьма странное мнение о процессах, на которые они могут повлиять. Очень маленький процент людей, которые знают, что и как они могут поменять. После Евромайдана он увеличился, но всё равно остался низким.

— По исследованию «Велосипедная экономика Евросоюза» Европейской федерации велосипедистов, экономические преимущества езды на велосипеде оцениваются для Евросоюза в 513 миллиардов евро. Откуда такая выгода?

— Складывается множество косвенных факторов. Человек, который ездит на велосипеде, не использует общественный транспорт, который везде дотационный – «копейка» сохранилась. Он не ездит на машине, которая выбрасывает углекислый газ – ещё «копейка» сохранилась. Велосипедом трудно «убить» проезжую часть – сэкономили средства на ремонт. Человек на велосипеде реже более сердечно-сосудистыми заболеваниями – ещё экономия…

У нас никто пока не может или не хочет посчитать даже приблизительную выгоду от массовой езды на велосипедах.

— Данные «Евробарометра» показывают большую разницу в использовании велосипеда европейскими жителями: от более чем 30% населения на велосипедах в Нидерландах или более 20% в Дании до 3-4% во Франции и Испании (0-1% в маленьких островных государствах). Почему такая большая разница? Притом что мы привыкли к стереотипу, что все европейцы ездят на велосипедах.

— Вопрос в плотности населения. На севере Европы плотность очень высокая, там огромные агломерации. Это характерно и для Нидерландов, и для северной Германии. А Франция и Испания – очень «незаселённые».

Когда у вас такая большая плотность населения, вы должны что-то делать с автомобильным транспортом, общественным транспортом. Они подсчитали, что развитие велоинфраструктуры и массовое использование велосипедов потребуют минимальных затрат при огромном положительном эффекте.

Кстати, этим летом был в Вашингтоне – в сравнении с прошлым визитом 10-летней давности в городе очень развился велотранспорт: сейчас все ездят, город прямой, оборудовали много велодорожек и велопарковок.

— Так называемый лёгкий электротранспорт (электровелосипеды) – следующая ступень эволюции велосипедов как городского транспорта или отдельный вид транспорта?

— И то, и другое. И отличный выход для таких городов, как Запорожье, с перепадом высот. Благодаря такому транспорту можно приезжать на работу на велосипеде даже в деловой одежде, а не в шортах, мокрым и уставшим, как спортсмен.

— Вы – помощник депутата Запорожского городского совета. Работа эта зачастую неблагодарная, стрессовая и неоплачиваемая или низкооплачиваемая. Зачем это молодому человеку и предпринимателю?

Давайте по порядку. Неблагодарная? Благодарная! Стрессовая? Менее стрессовая, чем активная общественная деятельность. Неоплачиваемая – да. Потому что сам депутат городского совета не получает зарплату, соответственно он не может содержать помощника. Все помощники депутатов местных советов работают на общественных началах, либо в редких случаях получают какое-то вознаграждение «в конверте» от своего депутата.

Кстати, работа помощником депутата отлично подходит студентам юридических направлений, здесь можно многому научиться. Я – помощник депутата горсовета Катерины Константиновой и мы как раз сейчас ищем ещё одного человека в команду: исходим из нулевой толерантности к коррупции, ждём честного и ответственного человека.

Зачем это мне? Мне интересна политика, мне интересны изменения. Я понимаю, что если мы не будем приводить новых людей в политику, и сами не будем идти в политику, то будут снова приходить жлобы, которые сидят на каждом уровне: от города до самой верхушки.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*